Алексей Александров

 

Вечерний человек

 

 

***

 

Однажды ты проснешься

И выглянешь в окно -

Еще не встало солнце,

И на дворе темно.

 

Но мгла уже слоиста,

И разница тонка

Меж окриком и свистом

Точеного клинка.

 

И можно, надрезая,

Снимать за слоем слой,

Пока последний заяц

Не скрылся за горой,

 

Пока сова летает

Над полем тишины,

И рыба как влитая,

И облака жирны.

 

 

***

 

Вечерний человек становится ночным,

Пока к утру совсем во тьме не растворится,

Как сахара кусок, как сигаретный дым,

Как пассажир метро в оттаявшей столице.

 

Он начинает петь и танцевать в кафе,

Купив себе сто грамм чего-нибудь и розу,

И может на богов произвести эффект,

А может для людей он представлять угрозу -

 

Полиции решать, у них такого нет

Пакетника внутри, чтоб так переключаться,

Меняя пэ на эм, но есть один секрет,

Которым дорожат друзья и домочадцы -

 

Как в трубочку вдохнешь, в другую выдыхай,

Не вздумай возражать, но подари цветочек,

И вот уже не так опасен мистер Хайд,

И небо как синяк в районе чьих-то почек.

 

 

***

 

В провинциальных городах

Болеют ипотекой долго,

Там по ночам коллектор воет

Под окнами, обросший шерстью,

Не страшно, все к нему привыкли.

А загрызет одну овцу

Из стада - так тому и быть.

 

И на столичных огородах

Растет такое, что увы,

Полоть без права на ошибку,

Рубить под корень беспощадно,

Каленым выжигать железом.

 

В правительственных телеграммах

Стихи о том, что не сбылось,

Надежда, что еще случится,

Когда наступит это время.

 

И с севера идут монахи

На лыжах, а за ними десять

Машин - не скорая, но помощь

В провидческих дремучих снах.

 

 

***

 

Народ везде с печатью ходит,

На ней написано "поэт".

И кто попался, тот и водит,

Теперь ему пощады нет.

 

Истории плетется кляча,

Вознесся глиняный колосс,

На лбу лиловый оттиск пряча

Под шапкою густых волос.

 

Вдруг просыпается в ночи

И что-то яростно бормочет,

И дальше жалобно молчит,

Пожить пуская в теремочек -

 

Уже не хочет жечь глаголом

И голым бегать под луной

Под окнами уснувшей школы

С отдельно взятою страной.

 

 

***

 

Если долго, долго, долго

Топать, ехать и бежать,

По дороге встретишь волка

Или пару медвежат.

 

Сквозь мерцающие нити,

Громыхающую медь

Надо лишь смотреть и видеть,

Не зависеть и терпеть.

 

 

***

 

Тлеют звезды, облака летят,

И луна белеет, словно блюдце.

Плачет кошка и зовет котят,

Но котята больше не вернутся.

 

Их забрали темные углы,

Тени, уползающие в щели,

Правила неведомой игры,

А она и звезды уцелели.

 

В полночь посмотри на небосклон,

Слушай, как трещат в огне поленья.

Если есть внутри у нас закон,

Он сжигает нас без сожаления.

 

 

***

 

Из головы-то шарик вынули,

Но кубик положить забыли,

А там рассеянному хемулю

Уже покрыто снежной пылью.

 

Закрыты форточки и двери,

Чтобы ни листика не сдуло.

Сидят, кто в эту сказку верит,

Примотанные скотчем к стулу,

 

И обсуждают вещи тонкие,

Которые казались хитрыми.

День за ушными перепонками

Проходит быстрыми субтитрами.

 

 

***

 

Пробитое судно уходит под воду,

И все пассажиры, воскликнув ура,

Рассматривать бросились тотчас природу,

Которая здесь превосходна с утра.

 

На палубе сядут и, пледом укрывшись,

Покормят откуда-то взявшихся рыб.

Здесь есть только дно и не капает с крыши,

Пусть сыро, не страшно, не вырастет гриб.

 

А если в каюте заклинило дверцу,

Они через стенку соседям стучат,

Как будто твое беспокойное сердце,

Иль это пришло приглашение в чат.

 

Такого ты раньше не видел ни разу,

Узнаешь, в солонку кусок помокав -

Здесь ангелы выглядят как водолазы

В тяжелых, чтоб не улететь, башмаках.

 

 

***

 

В этом году по приметам

Война будет долгой, как лето.

 

Воды перепаханная полоса.

Снег в эфире и голоса.

Лед похож на осколки

Вазы, которую не уберегли.

 

Вместо верблюдов идут корабли,

Воют морские волки.

 

Но это еще не зима

По заявлениям МИДа.

Звезда еще не зажглась,

Ёлка не началась.

 

Не хватает праздничного вида,

Ничто не радует глаз.

 

Надкушенное пирожное,

Будущее возможное.

И круглые сутки

Крякают жирные утки.

 

 

***

 

Деревья перепачкались в снегу.

Всё началось с того, что он устал,

А надо было через не могу

Держать в руке магический кристалл.

 

Потом одна случилась за другой

Такие зимы, сладкие на вкус,

Что на него махнули мы рукой

И стали просто жить, не дуя в ус,

 

Пока наследник из пяти колец

Не сделал стражей для своей горы,

И новым временам пришел конец.

Теперь другие правила игры -

 

Опасен сахар для здоровья, и

Моря закрыты, чтобы пуд не съесть,

И по тревоге будят соловьи,

И голуби несут благую весть.