Павел Рославский

 

О БАБОЧКАХ И ЗОЛОТЫХ РЫБКАХ

 

***

 

            Эта вода

не та, по которой,

а та, что.

            Эта страна

не та, в которой,

а та, где.

            Эта страда

во мне,

вовне.

 

В окне

цветные шарики рассыпаются по одноразовым тарелкам,

пока каша варится в общем арендованном котле.

 

***

 

С первого знакомства

с ножом

я нарезаю хлеб

сначала играючи толстыми ломтями

затем тоньше и тоньше

и даже сейчас,

когда ломти стали почти прозрачными,

продолжаю

любимую с детства забаву.

Ломти ломаются, крошатся,

да и забавного как-то не осталось — так, привычка.

 

С первого знакомства с огнём

я грею нарезанный хлеб,

чтобы растаяло масло, расплавился сыр.

Да хоть и не масло, да хоть и не сыр,

на вкус что-то вроде,

съем

между строк.

 

С первого знакомства с тобой

скучаю

по отсутствию тебя.

Точка-тире, бочка-каре...

тир

tier 1, tier 2 – это уже проходили,

столько ресурсов вбухали

в неактуальный скрипт.

 

Где-то драма один плюс один,

где-то с кем-то прощается моностих,

где-то играют

                         партию жизни, играют партию

                                                                               жизни.

Да хоть и не жизни,

на вдох-выдох что-то вроде,

проживу

между строк.

 

02/02/2020

 

второе февраля — дождь

завтра — уже минус, гололёд

звёзды будут

падать ценами

рассыпаться кеглями

и медленно опускаться взглядами

в сотни бездн

с единственным выбором — цвета

 

***

 

Последние бабочки лета

застыли на теле цтп —

бабочкино гетто.

 

Возможно, и в этом гетто

будет станция метро

«Бабочкино лето».

 

***

 

молодые стучат ложкой по стакану

наполненному наполовину

пульсирующей пустотой

наполовину — вальсирующим веществом

произносят тост

принимают напутствия

ловят вибрацию токарного станка

но вещество не растворяется в пустоте

как жир, отделяется пластом

откладывается на потом

молодые принимают вибрацию

молодые свыкаются с пульсацией

молодые забывают про вальс

и плавают по кругу

золотыми рыбками в подготовленной пустоте

 

ТРИ ТРИДЦАТЬ ТРИ

 

дворник песком посыпает заснеженный (неба?) склон

хозяйка на кухне готовит (салат из обоев?)

в подаче горячей воды перебои

рабочий покрасил балкон

гуляю один

одна

бабочка

одна

минута (ли?)

право на

слабость (ли?)

три

тридцать

три

 

***

 

чёрно-белый город

белый бок немного сколот

чёрный исцарапан

и сифонит старый клапан

надувной планеты

битый пиксель сигареты

прожигает неба

ткань вуаль а-ля ля-ля

 

дети наряжают

межсесознье в цвет озона

в клетке в вязком споре

бег-побег на белом поле

как зрачок нелепый

человек стреляет небо

у вселенной рвётся

ткань вуаль а-ля ля-ля

 

***

 

Человек-оберег

растворяется в дикости,

сбывается косной метафорой на языках,

кружится в ритме земли,

кружится и грызёт — вот-вот до ядра прогрызёт.

 

Человек-ежедневник

привязывается к

цифрам, домам, родному краю,

не умея вязать надёжные узлы.

 

Человек реновации ловит стихи нейросетью,

восьмибитное сердце — пульсация чата,

каждый год — исключительно новое счастье

с питанием через любую розетку.

 

Человек превращается в рыбу и даже приучен

к воде. Он плывёт по маршруту из детства:

от кончика пальца до пункта питания

от общей сети.

 

Вбивает в поиск

собственное небо

над снесённой пятиэтажкой.

 

***

 

за зубами со стёртой эмалью

сведёнными за улыбкой

осадок, похожий на вязкую злобу

дня, перемешанный с удовольствием ночи

и верится — здесь

сбывается — между

 

так хочется искренне

так пыжется неженка

так нежится душенька — несущая дуженька

 

и сыпятся зубы

и крошатся кости

и крестится тело

 

и сыплет снег

засыпает

в сугробе человек

 

а рядом луковица

врастает в землю

помятым боком

 

***

 

вернись!

позже

вернись!

к тексту

вернись

босиком по морю

на каблуках по проспекту

сигналом светофора

 

подай

нищему

подай

знак

подай

срок

бесконечному

в море акаций

бесчеловечному

 

встречному

тяжестью ангела

 

того, кого нет

между софьей и алгеброй

в стопке монет

у бездомного в маркете

не хватает на хлеб

 

в звоне монет — искусство

во множестве дорог (бульваров, переулков, тупиков, проспектов, перекрёстков, эстакад) — красота

 

антиутопия

комедия

фарс

20/3/2020