Григорий Беневич

 

НА ТОМ ЖЕ САМОМ

(Ксенин цикл)

 

 

Цикл состоит из текстов разных жанров – стихов, стихов с комментариями, вариантов одного стихотворения (с размышлениями), «песенки» и прозаического отрывка – объединенных одним именем (блаж. Ксении Петербургской) и по большей части одним культурно-историческим топосом, с нею связанным. Это Матфеевский (в народном звучании – Матвеевском) садик на Петроградской стороне в Санкт-Петербурге, где стоял храм ап. Матфия, прихожанкой которого Ксения была, а также улица «Лахтинская», бывшая «Андрея Петрова», где она проживала со своим мужем, Андреем Петровым. Живя по соседству с этими местами, я откликался на те или иные, происходившие здесь и во мне самом на протяжении последних десяти лет события, связанные с именем и памятью блаженной Ксении. В настоящей подборке эти тексты собраны вместе. Сюда же вошло стихотворение, где упоминается Смоленское кладбище с расположенной на нем часовней блаж. Ксении. 

 

 

 

***

Матфий − апостол Божьего избранья,
Последний из двенадцати, на место
Иуды избранный по жребию из двух −
Иуста и Матфия, а на месте
Матфеевского храма, что снесен
Народом был безбожным, что построить?
Храм новый с тем же именем? Спроси
У Ксении блаженной, что ходила
Сюда сначала, а по смерти мужа
Молила о прощении его
(Умершего, как говорят, внезапно,
Без покаянья) в поле, на снегу.

 

2008

 

Краеведческое

 

 

На улице бывшей «Андрея Петрова»
церковь строят блаженной Ксении,
преодолев сопротивленье экологов
и потеснив зеленые насаждения.

А в садике, названном в честь апостола,
избранного на место Иуды,
экологи победили церковников,
и храм восстанавливать там не будут.

Так что ничья, как в игре Шостаковича,
жившего здесь, с товарищем Сталиным,
которая тоже еще не кончена
и судится по неизвестным правилам.

 

2012

 

Комментарий.

 

Д. Шостакович жил в доме рядом с Матфеевским садом.

 

К установке креста на месте будущего памятника блаж. Ксении в Матфеевском садике

 

Видно, Ксенье мало храма

в месте, где она жила,

пока Ксенией была.

Еще хочет там, где дамой

и полковничьей женой

она в Божий храм ходила,

пока с мужем еще жила,

перед местной гопотой,

выпивающей здесь, в сквере,

Ксенья памятником встать,

чтобы слушать здесь как мать

кроют русские по вере.

 

2014

 

В Матвеевском садике

 

Бомжик спит, пригрет июлем,

изогнувшись, со скамейки

свесив ноги, не запачкать

чтоб ее, иль не осилив

лечь по всей длине.

А сам ты,

смог бы так –

лежать под сению

креста блаженной Ксении

с незастегнутой ширинкой?

 

2015

 

***

 

«С Праздником», – говорю знакомому я жрецу
из часовни блаженной Ксении.
И он отвечает, как подобает лицу
священному – «с Праздником, Вас, с Успением!».

 

Там, где мы встретились, где встречаемся с ним
регулярно – в гражданской купальне, на умовении,
человек предстает человеку совсем нагим,
то есть как мать родила – обреченным смерти и тлению.

 

Но, как ни странно, здесь-то глаза, лицо
скорее увидишь, глубину беспредельности
вне, так сказать, религий и вне жрецов,
а человека – каждого по отдельности.

 

2016

 

ТРИ ПОДХОДА

 

***

 

У креста блаженной Ксении

сидят рядышком узбеки –

парень с девушкой – щебечут…

Мимо ходит нос осенний.

 

Нарезает круг за кругом,

по Матфеевскому скверу,

пока старое, безлюбое

не омолодится – верою.

 

Да, но ведь этот садик, где стоит крест, памяти Ксении Петербуржской, которая ходила в стоявший здесь храм, когда жила с мужем неподалеку отсюда, называется не сквером, а садом. К тому же, две последние строки стихотворения как-то переносят внимание с узбекской парочки на «нос осенний», и первая и вторая строфы оказываются связанными только темой молодости-старости. Это бедновато.

 

Вот, второй подход.

 

Ксенофобия

 

У креста блаженной Ксении

сидят рядышком узбеки –

парень с девушкой – щебечут…

Мимо ходит нос осенний,

 

нарезает круг за кругом

по Матвеевскому саду,

пока старое, безлюбое

сердце

                  вид их не обрадует.

 

Тайный смысл стиха – «обрезания сердца» (Иер. 4:4) при встрече с «чужими». Имя Ксения означает гостеприимная, точнее буквально – принимающая чужих. Начинается все с того, что такой вот реакции как раз и нет. Первая страстная реакция на чужих – отчуждение усиливается тем, что вот, что они, узбеки, мусульмане, делают тут у Креста, поставленного в память Ксении. Да еще они явно тут амурными делами занимаются – у Креста, смысл которого им совершенно чужд. Т.е. тут со стороны лирического героя – клубок страстей, как т.н. «православных», так и просто человеческих. Он уже «осенний», т.е. пожилой и понурый, сравни идиому – «повесивший нос», в смысле скисший, упавший духом, с очевидной эротической коннотацией. А во второй строфе показано срезание этих страстей с застарелого, ветхого сердца («нарезает круг за кругом»), что происходит через прохождения каждый раз мимо Креста. Признаком обрезания сердца является не просто отсутствие фобии, но радость от вида других, изначально чуждых национальностью, религией, возрастом, культурой. Да, но радости этой в самом стихотворении как-то не чувствуется.

 

Ξενία

 

У креста блаженной Ксении

сидят рядышком узбеки –

парень с девушкой – щебечут…

Мимо ходит нос осенний,

 

нарезает круг за кругом

по Матвеевскому саду,

пока так же не полюбит их,

как и Ксения всем рада была.

 

Получилось три версии. Первая соответствует «вере», третья – любви, а вторая в некотором роде надежде, поскольку в ней есть указание на радость как цель (которую надеются достичь), но в модусе отталкивания от ветхого и нелюбви (значит с тенью «обрезываемого»). А в последнем варианте – дыхание звучит свободней, не рабствуя рифме и размеру – главное смысл. И здесь уже нету оппозиций.

 

2017

 

Ἰχθύς

 

На Фомино окончательно потеплело. Даже самые ленивые высыпали в соседние скверики и садики. Высыпал и я, захватив с собой новонайденную, после разгребания завалов в нашем доме, утраченную было, на мой взгляд совершенно замечательную работу А. Шуфрина: «Мифология словотворчества» (1982). Читаю ее на скамейке в Матфеевском садике. Как раз прочитал: «Вдохнуть жизнь в мертвое слово, поднять подкову с земли, повесить ее у своего порога, поверить в нее, – вот миссия поэта. Чтобы поверить в слово, поэту необходимо ощутить вещность слова, осязать его космический пульс, подобно тому, как Фоме, чтобы поверить в воплощенное Слово Божие, необходимо было осязать перстами Его язвы.


И я хочу вложить персты
В кремнистый путь из старой песни,
Как в язву, заключая в стык
Кремень с водой, с подковой перстень».

 

Рядышком со мной на скамейке, что прямо против креста, поставленного в память блаженной Ксении, сидят три девушки, лет 16–17 на вид, и ведут, как я краем уха слышу, какие-то необычные разговоры. Одна рассказывает о знакомом парне. Оказывается, он – иудей, и говорит, что по всем важным для себя вопросам он справляется у раввина, как правильно ему поступать. Слово «иудей» было произнесено с уважением, и такое необычное его отношение к жизни у всех девушек тоже вызвало смесь удивления с уважением. Потом одна из девушек почему-то захотела написать слово «рыба» по-гречески. Она правильно его произнесла (ἰχθύς), но не знала некоторых букв. Тут я конечно не удержался и, взяв у нее прутик, показал высший класс к всеобщему восторгу. Девушки еще немного пощебетали о своем, а потом, вежливо поблагодарив «за греческий», откланялись... Все еще теплое солнце начало садиться, обливая своим лучом вершину Ксениного креста.

 

2018

 

«Кто меня знал…»

 

(краеведческая песенка)


 

На улице, на Лахтинской

с химической женой

жил Блок, что плотью связанный

был Ксенией иной.


 

Хоть Блок, живя на Лахтинской,

о Ксении «не знал»,

но после на Смоленское

он к Ксении попал.


 

Но здесь лежал недолго он –

главу перенесли

писатели на Волково

бедняги, на «Мостки».


 

А с Ксенией на кладбище

покоится поэт,

который написал о ней,

и Блоку дал ответ.


 

Комментарии:

 

«Песенка» читается-распевается чуть-чуть на мотив «Тальяночки» (муз. В. П. Соловьева-Седого), но только менее игриво. Название «песенки» – начало надписи на часовне блаж. Ксении на Смоленском кладбище: «Кто меня знал, да помянет мою душу для спасения своей души».

«Ксения иная» – Ксения Садовская, первая женщина Блока, бывшая много старше него.

Блок жил с Л. Д, Менделеевой во флигеле по адресу Лахтинская 3 в 1906–1907 гг. http://www.citywalls.ru/house6127.html?s=ej2nbe8d4al0h6ejocd4hshoj3 На Лахтинской же некогда жила блаж. Ксения, почитание которой в начале ХХ в. уже было весьма распространено, но Блок его, кажется, не заметил.

«Главу перенесли» – речь о перезахоронении Блока по постановлению ленинградской писательской организации. Дмитрий Лихачёв в интервью, опубликованном в 1994 году, так описывает эту историю: «Перезахоранивали Блока в 1944 году. При этом событии присутствовал Дмитрий Евгеньевич Максимов. И ведь перезахоронили только череп Блока. Дмитрий Евгеньевич нёс череп Блока, потому что остальным, очевидно, было противно его нести, они боялись, а он не боялся. Он нёс череп Блока в платке и по дороге пальцем из глазниц выковыривал землю. Ему показалось, что так будет лучше. И тогда его остановили и сказали: “Вы выковыриваете прах Блока. Это нельзя делать”. (У него есть воспоминания об этом перезахоронении.) И “могила Александра Блока” – это чужая могила, какого-то барона, я забыл его фамилию. В эту чужую гробницу, в этот чужой склеп и поместили череп Блока. Один череп. Всё остальное осталось там, на Смоленском кладбище, рядом с матерью, и было сровнено с землёй»

«Покоится поэт» – Виктор Кривулин, написавший несколько стихов о блаж. Ксении, в том числе – в конце жизни – «В день Ксении Весноуказательницы», которое и является своеобразным «ответом» поэтике и жизненной позиции Блока (см. мою статью об этом стихотворении: http://textonly.ru/case/?article=39029&issue=46). В молодости Кривулин был участником «блоковского семинара» Д. Е. Максимова.

 

2018

 

Два памятника

 

Сначала «православная общественность» выразила желание поставить в Матфеевском саду памятник блаж. Ксении. Памятник пока не поставили. А вот сегодня узнал, что хотят в том же саду поставить памятник драматургу А. М. Володину, жившему рядом с садиком, и получился такой шуточный стишок:

 

Кому поставят раньше памятник,
блаженной Ксении, Володину?
Как будто здесь соревнование,
кто людям ближе, кто народнее.
И так понятно. Тем не менее,
спросите у блаженной Ксении,
она б, небось, интеллигенции
отдала, бедной, преференции.

2018