Ирма Гендернис

грустный смайл

 

##

~ …тень бегущая на ловца
зверь от неё – в обгон
облицовка пластика но лица
ушедшего под уклон
памяти сделавшей свой стоп-кадр
не нажав стоп-кран
скорый поезд арок насквозь каскад
белый экран…


~ задней памяти ли числом
зверя что на ловца
не бежит а садится уже верхом
(так и навалицца
чтобы стереть с лица
и земли, и её зеркал
звёздную пыль столбом
тот кто как вкопанный встал
у Гонца подо лбом…)


##


на одну колодку
под одну прищепку
(видишь строительную площадку
планов?) 
в тугую сцепку
(чуешь мёртвую хватку?
роешь себе могилку?
присматриваешь фиалку?)

смерти свинью-копилку
с буковками в развалку
не перепрячешь, Мойра…


##


разбор полётов, мёртвых петель
на мыло скидывание с крючка
пускового…
время несёт портфель
за прежней жизнью
(её клочка
шерстяного с уложенной на бочок
(с краю ляжешь – ата-ата:
тут как тут юла ли юлит, волчок
караулит) на плёнку (тю-тю) снята
пенка…)........
 


##


сошлись для битвы ли, семьи
контакт имели, не контача…

сбегало время по семи
кругам – на дно
(ушла добыча
из рук) 
(экзамен, пересдача)

и запасными со скамьи
встают часы –
в нём не фурыча…


##


берёт ли тебя измором раздув пожаром
выбирает ли сети из пепельного с уловом
с первым снегом и лёгким паром
над закипевшим словом –
откуда родом туда и канет
оно…
нашаренного в бинокле
земля не примет но взгляд достанет
со дна глазного того кто смотрит…


##


на порванном наречии тетив –
один и тот же (разойдись) мотив
(прицелься в разошедшихся кругами) –
что брамс лопат при оркестровой яме
что ференц лист в болящее жильё
(где человек повесивший ружьё
напротив окон с видом и без вида?)
опущен – как термометр айболита:
здесь никому не выгорит припев
пустить на разогрев…

 


##


растворяя уже растворённое пудом соли –
ели вместе отстаивались столбами
соляного свода не то подполья –
оседали снежинками между лбами
в ладьи скользящие у ладоней
в ларцы с мерцающими дарами
хлопья хрупкости потусторонней –
словно бы лёд с углями
высыпал(ся) веснушками из мешка
новогоднего где ворошила память
золу долепленного снежка
сквозь звуковую наледь…


##


…где лопасти раскручивают высь
как карусели с яслями и сеном
(и ты, непристегнувшийся, пригнись)
где сохнет дождь у барбера под феном
где стрижеными прядями со лба
слетают нотного настила
фрагменты (бег или ходьба
на месте – круг не дочертила
как пояс верности волна…

докручивает ручку патефона
недопустимая её длина –
передним планом
музыкальным фоном…)


##


с холодов наступивших тебе на горло –
в тепло растекающееся по членам…
смерть сверло ломающая повторно
победитовое о колено
голос всё на щепочки не расколет
печь по-чёрному не растопит или
полотно по-быстрому так распорет
воздушное – на человечьей пыли –
полыхнёт холодного пламени с пылу с жару
ледяная капсула ли, цистерна…

(…не ножовкой ли голоса по металлу
о седьмое колено?…)


##


заново боль перемножает дроби
из ничего извлекает корни…
в одну сторону смотрит – разводит в обе
тех кто сходился с собою не зная ровни
волнистой линии вдоль по краю…

на полуслове ниточку Ариадны
перекручивая обрываю:
сходящиеся беспощадны…
 

##


старится жизнь молодеет её душа и
разнимает створки моллюска ночи
не песчинкой – жемчужиной (времени – между швами…)
перламутровой тенью слёзы стоят воочию
омывается облик образом и подобием
приливают к жизни токи иного смысла
разрываются узы вести благой и прискорбия

вёдра падают с коромысла


##


...как съезжала душа со съёмной плоти
по перилам к первому этажу
(отрастали волосы нервы ногти
к запредельному виражу)
винтовою лестницей – по колечкам
дыма выпущенного потьмой
(по зарубкам голоса по насечкам
предыдущей судьбы –
домой...)


##


на идущих след в след слово в слово лицом к изнанке
сердце смотрит притрагиваясь к частоколу
рёбер мышечной тканью проигранной «американки»:
три любых нежелания исполнятся по приколу
и отбитым горлышком и вторым присушенным донцем
матово наведённым глянцем
обернётся в очереди за солнцем
крайний в сердце – проигранный «американцам»...


##


…под вилами кольнув раздвинут
как шторы этот сеновал…

Тебя ли в муках тех изымут:
родился, поколядовал
не принял веру за другую
не обознался в vip-толпе…

…живой воды кристаллизуя
теченье – 
при ходьбе…


##


венок молитвы и брелок подковы

снег брошен сеятелем в пашню
откуда многомерно-тупиковы
все выходы
но ветер сносит башню
в открытый космос ли закрытый профиль
и где пароли коды подтвержденья
когда глазки зажмуривший картофель
тебя находит после заземленья


##


память строит навесы ли шалаши ли
несгораемы сейфы с соломкою по бетону –
иные замки её сокрушили…
батальные сцены по перегону
крови в чистейшее спиртовое
освежаются в ней – ако лбы во льду…
и ничто не пепел пока живое
эхо памяти –
на ходу…

##


кривой волны прямою молний
овалами закольцеваний
недоброе себе припомни,
луна – по мере убываний
по предложениям и спросу
с себя, Лилит, со стороны ли
отлива в бронзовую позу
(не со спины ли?)…

##


улучи минуту закольцуй овалом
с постоянным током переменным ветром…

сколько бывалых перебывало
времён у тебя (что в полку – бессмертных)
каких только не было:
сводных смутных
(тело – сквозь обруч, душа – под пальму)

минутное дело да на попутных
добирается чтобы пометить шельму…

##


складки голоса спадающие с незнамо
чьей беды 
(горя в лицо не знала?
по молодости отшила?)…

бандероль Твоего посыла –
под расписку о не… –

получила

##


за фотовспышку ревности ли, гнева
как за буйки заплыть у Мойры в кадре…
(история письмом справа налево
течёт-летит в негерметичном шаттле
бутылки – на беду или подпору
(переводи ли дух, фотобумагу –
бросая в море…) –
вглубь, к водозабору)

ни зги в награду…

##


осушат русла посадят на вёсла
кому куда – не имеет смысла…

смерть покуда жива – двуостра
ныне насквозь и присно
её пробитые дыроколом
подшиваются меж делами 
житейскими выдранными из Скоро-
сшивателя…

##


по косой клетке, по плащ-палатке
из дыма в трубочку свёрнутого огнём
выдают-не выдадут цепки-хватки
повадки звериного что ли в нём
не найти (оскала кривых зеркал?
гримасы фантомных сил?)

пока вышедший срок проистекал
съезжал мимо своих перил
дух – весь травма и перелом
(стыдно сказать салам):
добро бы – сказочным помелом
по Твоим делам…

 

 

##


огляделись – и полетели за край всего
писем обрывки новой ища укладки
барбера-почтальона в своё кино
фронтовое-трофейное…
(ехали без пересадки
сердца туда и обратно: качало (файл)
кровь во все стороны – датое (и с чего бы)

прилагали пальчик к письму (или грустный смайл)
брали друг дружку в скобы…)

 

##


никто никому
– уже посреди плато
метеоритов –
никто никому никто –
но пробы верхнего слоя
грунта «хочу покоя»......

 

\17-18\